Новый 2018 год. Смысл жизни.

 

С Новым 2018 Годом!

 

По не до конца проверенным сведениям автором

нижеследующего  текста является

Протопресвитер Александр Шмеман.

P.S. выпускника Ленинградского университета

Александра Шоно.


«Дар напрасный, дар случайный, жизнь, зачем ты мне дана?» И что, по сравнению с этим

единственно честным, горестным вопрошанием, значат все громогласные теории, которыми

пытаются ответить на него нудные теоретики «счастливого будущего»?

И потому, что бы ни внушали нам жалкие пророки жалкого счастья, настоящий вопрос, вечно

стоящий перед человеком, только один: есть ли смысл у этой, такой короткой жизни?

Что значит, по сравнению с необозримой бездной времени, эта вспышка сознания, эта

способность мыслить, радоваться, страдать – эта удивительная жизнь, которую, сколь ни

была бы она по видимости напрасной и случайной, мы все же ощущаем, как дар?

 

И вот бьют часы в новогоднюю полночь. И пока они бьют, жизнь на двенадцать коротких

секунд останавливается, замирает и вся как бы сосредоточивается на том, что должно

теперь начаться, открыться и ответить на все тот же мучительный вопрос: что это – еще

один шаг к бессмысленному концу и исчезновению или нежданно-негаданно блеснувшая

молния обновления и нового начала? И в ответ с бесконечной высоты и из бесконечной

глубины приходят слова:

Был Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир. В мире был,

и мир чрез Него начал быть, и мир Его не познал. Пришел к своим, и свои Его не приняли.

А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими…

И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу

Его… И от полноты Его все мы приняли и благодать на благодать… (Ин. 1:9–12, 14, 16).

Это слова евангелиста Иоанна Богослова в самом начале его Евангелия. Они насквозь

пронизаны радостью, уверенностью и любовью человека, увидевшего свет истинной жизни,

про который сказано, что он во тьме светит, и тьма его не объяла (Ин. 1:5). Мы вслушиваемся

в них, и та же радость, та же уверенность, та же любовь начинают загораться и в нашей душе.

Бессильно время, если над нами светит этот свет. Не напрасна, не случайна жизнь, она дар

свыше, от Бога, про Которого сам же Иоанн Богослов говорит, что в Нем была жизнь, и жизнь

была свет человеков (Ин. 1:4). И в каждом человеке, приходящем в мир, снова загорается,

снова даруется эта жизнь, и на каждого обращена любовь Божия, к каждому обращено Божие

повеление: «Живи!» Живи, чтобы любить! Живи, чтобы наполнялась жизнь любовью, светом,

мудростью, знанием! Живи, чтобы в твоей жизни преодолевалась тьма, бессмыслица и в конце

концов сама смерть! Ибо сквозь этот мир, сквозь эту земную жизнь уже просвечивает вечность.

И для того чтобы входила в нас эта вечная жизнь с Богом и в Боге, дается нам дар жизни в мире

и с миром.


Да, страдания, сомнения, испытания, горечь разлуки – все это в полной мере стало нашим

уделом. И так часто ослабеваем мы в этой борьбе, и сдаемся, и падаем, и изменяем! И так часто

бывает нам страшно и одиноко, и так часто унываем мы, видя, как торжествуют в мире зло и

ненависть! Но Тот, Кто наделил нас этой жизнью, одарил нас свободой, научил распознавать

добро и зло, Он же дал высший из всех даров – любовь. Он же сказал и продолжает говорить

сегодня: В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир (Ин. 16:33). И в нем, в мире

этом, можем и мы побеждать, в нем и наша жизнь может светиться тем светом, что вспыхнул

однажды и навеки засиял, – светом, которого тьме не объять.

 

Бьют часы… Пусть приходит к нам это таинственное будущее, ибо, что бы ни несло оно с собою,

мы знаем, мы верим, что Бог с нами, что Христос не оставил нас сиротами, что верен

Обещавший (Евр. 10:23).

 

Вот удивительные слова Владимира Соловьева:

Смерть и Время царят на земле,

Ты владыками их не зови,

Все, кружась, исчезает во мгле,

Неподвижно лишь солнце любви.

Да, в этом наше призвание, наша свобода: не звать «владыками» тех, чье владычество

разрушено, не закрывать себе доступ к Солнцу любви, веры и надежды.

 

Скоро кончится праздник, и начнутся будни, труд, усталость, уныние. Но не дадим будням

овладеть нашей душой! Как солнечный свет проникает и через закрытые ставни, так пусть

свет Христов таинственным праздником присутствует и в буднях, делая всю нашу жизнь

восхождением, причастием Богу – трудным, но и радостным путем в жизнь вечную.

Ибо апостол Иоанн говорит: так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного,

дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную.


                                                                         

P. S. Александр Шоно


Прочитал... В восхищении...

 

И тут мне вспомнилось раннее детство и мои первые контакты со служителями божьими.

Мне было всего около трех лет, когда это происходило.

Была у меня прабабушка. Ее звали Ефросиния и была она высокой инспектрисой церковной.

В ее доме, где я тогда жил, было подобие кельи, в котором жила она.

Наглухо и всегда закрытые ставни на окнах. Свет туда не проникал никогда. Никакого

электричества, но множество лампад и свечей. И огромное море гигантских икон. Самых

настоящих и очень страшных.

 

К ней домой часто приезжали высокие служители церковные. Все в золоте, с челядью…

С торжественно-медленными и наверное очень умными речами...

В ту пору за всякую детскую шалость меня наказывали, запирая в келье той на

неопределенное время. Это был для меня ужас полнейший.

А другие ужасы случались, когда моя прабабка брала меня с собой на разного рода

богослужения. Иногда ночные.

 

Прабабка никогда не пользовалась транспортом и даже личной машиной с водителем,

которая присылалась ей иногда по должности наверное. А потому мы с ней пешком

топали в те храмы. А храмы те были далеко-далеко и те походы длились часами. В дождь,

в стужу зимнюю лютую, в ветер любой силы...

 

А мне было всего три года и было категорически запрещенно жаловаться. Иначе - наказание

в страшной келье, где трещат лампады и неверный их свет причудливо отражается в иконах...

Они зловеще переливались…

 

А в храмах тех - скопище великое самого разного народу. И происходит что-то таинственное,

страшное, выше моего понимания. Это было самым страшным в тех походах.

Зато я имел редкую наверное возможность видеть и закулисье церковной жизни. Я видел,

как величавые служители высокого ранга скидывали свою позолоту. Как они обьедалисись

и обпивались. Как и о чем они разговаривали за теми кулисами алтаря.... Я не понимал тогда

смысла их речей, но то были далеко не божественные речи. Мне от них было стыдно.

 

Значительно позже, когда уже учился в разных ВУЗах и пытался разобраться с религией, я

понял, что вполне возможно в Природе существуют такое явление как Бог. И это м.б. даже

и не существо какое, а скорее свод высших правил бытия для всех явлений природы. Что

живой, что не живой.

 

А еще я понял тогда, что наместники божьи на Земле едва ли были по сути служителями

божьими. Точно так же как и прочие публичные проповедники.

Наверное и среди них были исключения, но я почему-то не видел ни одного такого в годы

моего страшноватого детства.

 

Я понял тогда, что возможно Бог есть, но его земные представители скорее всего корыстные

самозванцы. Надеюсь, что не все такие, но других не встречал.

Итог моих исканий прост: Бог и Церковь явления разной Природы.

И совершенно разного ранга они.

Психологи Полтави Сп Анна

dopomoga_226_290.jpg

Досвід Сп Анна Полтави в ЗМІ